Остуда на любимого человека

Подрядилась я поломойкой с почасовой оплатой в государственный архив. Научные (прости, господи) сотрудники пристают. Клешни тянут. Особенно старички активизировались. Ой, их там целая стая. Только один молодой, 33 года, начальник отдела: деловой, неприступный, подтянутый и на лицо красивый. Архивные мужчины за мужиков не считаются, местные дамочки говорят про них «оно». Утром я вваливаюсь в кабинет: тот красивый уже на месте. И он раньше все с разговорами приставал, а тут как подскочит ко мне, как на стол завалит и начал целовать. Я ему культурненько, как в фильме: «Ты сошел с ума!» Он пафосно: «Да! Потерял голову» и долго думала как сделать остуду?

В общем, стали мы встречаться. Он все пел мне о том, что уже потерял смысл жизни, а тут увидел меня — и ожил. Живет с женой-мегерой, которая житья ему не дает. Мне льстило, что он красивый, образованный, кандидат наук и такими фразами комплименты заворачивает, что я себя королевной чувствую. Мне нравились встречи в гостиницах, разговоры с ним, я даже подумывала, чтобы пойти учиться — мне 25, не поздно еще.

Год длились наши отношения, я настаивала на том, чтобы жить вместе. Он говорит, что жена против. И тут в архиве увидела, как он оглаживает студентку-стажерку по спине, и на меня нашло помутнение: чуть приударила его шваброй. Он вызвал охрану. В полицию руководство не сдало, хотя любовник настаивал. Меня уволили. Ушла я оттуда, а вот его не смогла забыть. Ночами не спала. Просто выть хотелось. С горя пошла на учебу, хотя раньше было начхать, что я поломойка. Теперь появились комплексы, что ему со мной скучно, не престижная я. Выучусь на бухгалтера, сразу уважать себя буду.

Архивные дамочки посоветовали заговор из древнего сборника заклинаний, старинной книги по магии, которая хранилась у них в архиве в особой секции. Чтобы избавиться от тоски, нужно прочитать заклинание вслух, глядя на сухое дерево: «Владычица заката, мать сумерек, грядущая дорогой Луны, как серпом нити судьбы обрезаешь, так отсеки мою страсть к (имя). Тебе вверяю имя мое, тебе вверяю сердце мое, тебе вверяю душу мою. Как ты сухим деревом становишься, так обрати в сухое дерево страсть мою к (имя). Сделай так, чтобы страсть моя к (имя) иссохла и прошла». Через 2 месяца навязчивого чтения заговора я стала смотреть на наши отношения иначе. Неужто я так себя не уважаю? Все-таки правы архивные дамочки, называя мужиков «оно». Жена у него, видите ли, против.